№1 2011
Е.А. Петрова

Комментарии к обзору «Отдельные вопросы практики разрешения споров, связанных с применением Закона об ОСАГО»


Елена Анатольевна ПЕТРОВА, судья Федерального арбитражного суда Московского округа

Определение размера ущерба с учетом износа транспортного средства или без него (комментарий к п. 1 и 2 Обзора)

Вопрос об определении размера ущерба, подлежащего выплате потерпевшему (или, в порядке суброгации, его страховщику) страховой компанией, застраховавшей гражданскую ответственность причинителя вреда (владельца транспортного средства, виновного в дорожно-транспортном происшествии) — с учетом или без учета износа поврежденного транспортного средства, являлся в судебной практике арбитражных судов спорным до принятия Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ 20.02.2007 Постановления № 13377/06, в котором впервые на высшем уровне была высказана позиция о недопустимости ограничения страховой выплаты в связи с состоянием, в котором находилось имущество в момент причинения вреда, поскольку подобное ограничение противоречит общему правилу гражданского законодательства о полном возмещении убытков вследствие повреждения имущества потерпевшего, который вынужден нести расходы для восстановления имущества именно вследствие причинения вреда.

Данный подход, основанный на применении ч. 2 ст. 13 АПК РФ (ВАС РФ, указав, что положение о необходимости учета износа частей, деталей, узлов транспортного средства содержится только в Правилах ОСАГО, а Закон об ОСАГО подобного ограничения не содержит, применил нормативный акт, имеющий бо8льшую юридическую силу), моментально получил широкое применение в арбитражной практике, которая была единой по этому вопросу вплоть до внесения изменений в Закон об ОСАГО в декабре 2007 г. Следует отметить, что практика судов общей юрисдикции по вопросу учета износа также была единой все время с момента принятия Закона об ОСАГО, но исходила из прямо противоположных подходов, согласно которым п. 63 Правил ОСАГО не противоречит Закону (см., напр., Решение Верховного Суда РФ от 03.03.2009 № ГКПИ08-2332), а целью возмещения ущерба, причиненного транспортному средству, является не восстановление изношенного или подержанного состояния, которое существовало до причинения ущерба, а восстановление рабочего исправного состояния и внешнего вида; в ином случае на стороне потерпевшего возникает неосновательное обогащение.

Представляется, что сложившийся в практике судов общей юрисдикции подход о неосновательном обогащении потерпевшего в случае возмещения ему ущерба без учета износа транспортного средства не бесспорен, поскольку очевидной является вынужденность потерпевшего, ставшего не по своей вине участником ДТП, нести расходы по восстановлению принадлежащего ему транспортного средства в полном объеме, так как приобрести детали с 10, 30 или 50%-ным износом невозможно. Таким образом, при возмещении ущерба с учетом износа транспортного средства общегражданский принцип полного возмещения вреда не реализуется.

Тем не менее именно практика арбитражных судов, сформированная в феврале 2007 г. ВАС РФ, подтолкнула страховщиков к активному продвижению в Закон об ОСАГО изменений, касающихся включения в него аналогичных Правилам ОСАГО положений о необходимости учета износа частей, узлов, агрегатов и деталей при определении размера восстановительных расходов.

Эти изменения были закреплены Федеральным законом от 01.12.2007 № 306-ФЗ и вступили в силу с 1 марта 2008 г. Поскольку законодатель не придал им обратной силы, судебная практика арбитражных судов Московского округа стала решать вопрос о необходимости учета износа транспортного средства в зависимости от даты дорожно-транспортного происшествия, явившегося страховым событием с точки зрения Закона об ОСАГО. Износ транспортного средства стал учитываться только в том случае, если ДТП произошло после 1 марта 2008 г.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 25.02.2010 № 14462/09, посвященном данному вопросу, акцента на дату вступления Федерального закона № 306-ФЗ в силу сделано не было, но при подготовке ФАС Московского округа комментируемого Обзора в него были специально включены два пункта, подробно описывающие практику применения вышеназванных положений об учете износа, чтобы исключить какие-либо расхождения в толковании прежних и измененных норм Закона об ОСАГО.

Трудности в применении положений Закона об ОСАГО в судебной практике арбитражных судов обусловлены тем, что в большинстве случаев по делам, иски по которым предъявляются страховыми компаниями в порядке суброгации друг к другу или к причинителю вреда, представители сторон не являются в судебные заседания, не представляют суду обоснованных пояснений своих требований и возражений на иск, содержащих расчет размера износа, и в связи с этим суд лишен возможности самостоятельно определять размер износа, подлежащий учету в соответствии с требованиями измененного Закона.

Для преодоления возникших в применении норм Закона проблем и выработки единой судебной практики в июле и августе 2010 г. в ФАС Московского округа на заседаниях Рабочей группы были обсуждены подходы к рассмотрению дел по искам о возмещении ущерба, возникшего в результате ДТП, предъявляемым в порядке суброгации страховщиками потерпевших. Подробно предложенные к обсуждению на заседании Рабочей группы подходы были освещены в предыдущем номере нашего журнала1, поэтому в настоящем комментарии приводится лишь итоговое решение Рабочей группы (утв. протоколом от 06.08.2010 № 115): «По спорам о возмещении вреда на основании Закона об ОСАГО, если в исковом заявлении расчет взыскиваемой суммы представлен без учета износа транспортного средства, арбитражный суд при подготовке дела к судебному разбирательству в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 135 АПК РФ предлагает истцу представить сведения о размере износа, после чего рассматривает дело с учетом представленных данных. Если сведения о размере износа суду не представлены, суд отказывает во взыскании страхового возмещения в части расходов на материалы и запасные части, необходимые для восстановительного ремонта, на том основании, что истцом не доказан размер убытков».

Отнесение товарной стоимости транспортного средства к реальному ущербу (комментарий к п. 3 Обзора)

Положение об отнесении товарной стоимости транспортного средства к реальному ущербу также получило развитие в судебной практике арбитражных судов после принятия Президиумом ВАС РФ 19.12.2006 Постановления № 9045/06, в котором он согласился с Арбитражным судом г. Москвы, взыскавшим утраченную товарную стоимость автомобиля, и указал, что ее утрата представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением внешнего вида автомобиля и его эксплуатационных качеств вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта, поэтому наряду со стоимостью ремонта и запасных частей относится к реальному ущербу и возмещается в денежном выражении.

Аналогичная практика применения данного положения существует и в судах общей юрисдикции (см. Решение Верховного Суда РФ от 24.07.2007 № ГКПИ07-658).

Расчет размера восстановительных расходов исходя из средних сложившихся в регионе цен (комментарий к п. 4 Обзора)

Приведенный в п. 4 пример о критериях расчета цен на восстановительный ремонт поврежденного транспортного средства и соответственно о размере страховой выплаты по ОСАГО является единственным из рассмотренных судами Московского региона делом, касающимся вопросов о формировании стоимости восстановительного ремонта, но мы посчитали необходимым включить его в Обзор, чтобы обратить внимание судов региона на необходимость исследования обстоятельств причинения ущерба, влияющих на размер страховой выплаты.

Как известно, абз. 2 подп. «б» п. 63 Правил ОСАГО определяет размер восстановительных расходов исходя из средних сложившихся в соответствующем регионе цен. Действительность данного положения Правил неоднократно являлась предметом оспаривания граждан и юридических лиц, поскольку не позволяет осуществить возмещение ущерба в полном объеме. Так, в Определении от 07.05.2009 Верховный Суд РФ пришел к выводу о том, что указанное положение не может быть признано недействующим, несмотря на то что фактически понесенные потерпевшими расходы на ремонт полностью не возмещаются, поскольку в случае несогласия потерпевших с выводами экспертизы может быть организовано проведение повторной (в том числе комиссионной) экспертизы с привлечением другого эксперта-техника (экспертной организации).

Таким образом, само по себе положение о расчете восстановительного ремонта исходя из средних цен недействительным не признано. Вместе с тем п. 63 Правил ОСАГО содержит формулировку, которая при определенных обстоятельствах может оказать негативное влияние на права потерпевшего, поскольку отсылает к средним ценам некоего соответствующего региона, прямо не раскрывая этого понятия.

Что такое «соответствующий регион», становится понятно из п. 7 Методических рекомендаций по проведению независимой технической экспертизы транспортного средства при ОСАГО, которые были разработаны во исполнение Правил ОСАГО. Он устанавливает, что стоимость ремонта рассчитывается исходя из условий конкретных товарных рынков запасных частей, материалов для ремонта, а также услуг по ремонту транспортных средств, соответствующих месту государственной регистрации транспортного средства потерпевшего. Это положение не только не учитывает обязанности владельца транспортного средства осуществлять ремонт автомобиля, находящегося на гарантийном обслуживании, в конкретном авторизованном сервисе, но и исключает возмещение расходов потерпевшего на срочный ремонт автомобиля, который владелец транспортного средства вынужден осуществить по месту ДТП, которое может быть значительно удалено от места регистрации автомобиля по объективным причинам. Поскольку вышеназванные Методические рекомендации сами по себе не являются нормативным документом, не были опубликованы в предусмотренном законом порядке, но получили широкое применение в практике работы страховых компаний при проведении экспертиз, а положение, содержащееся в их седьмом пункте, напрямую не закреплено ни в Правилах ОСАГО, ни в Законе об ОСАГО, при рассмотрении кассационной жалобы по конкретному делу ФАС Московского округа исходил из того, что возможность применения данных положений зависит от обстоятельств, повлиявших на проведение ремонта в конкретном регионе.

Из материалов дела следовало, что само транспортное средство было зарегистрировано в Брянской области, дорожно-транспортное происшествие произошло в г. Брянске, однако автомобиль был отремонтирован в г. Москве, где средние цены на ремонт намного превышают средние цены Брянской области. Однако обстоятельства, в связи с которыми потерпевший осуществил ремонт транспортного средства в другом регионе, судом не исследовались, хотя о необходимости их установления и оценки неоднократно заявлялось ответчиком в суде первой и апелляционной инстанций, в связи с чем данное дело и было передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Объем доказательств, признаваемых судами достаточными для удовлетворения исковых требований о возмещении ущерба от ДТП в порядке суброгации (комментарий к п. 5, 7—9 Обзора)

Указанные пункты Обзора объединены общей тематикой и демонстрируют наиболее частые возражения ответчиков в отношении предъявленных к ним требований. Подходы по оценке доказательств, приведенные в названных пунктах, единообразны в арбитражных судах Московского региона и сложились практически сразу с момента, когда споры, связанные с применением норм Закона об ОСАГО, появились в арбитражных судах.

Предъявление иска о возмещении ущерба в порядке суброгации к ненадлежащему ответчику (комментарий к п. 6 Обзора)

Ситуация с предъявлением иска к ненадлежащему ответчику сложилась в арбитражных судах Московского региона в период 2008—2009 гг. в основном в отношении одной из крупных страховых компаний, которая имела в каждом из регионов Российской Федерации свои филиалы, являющиеся самостоятельными юридическими лицами, часто с аналогичным названием, но с другой организационно-правовой формой. Данная проблема разрешилась в начале 2010 г. в связи с реорганизацией компании в форме объединения, но до этого момента суды искали процессуальные способы ее разрешения, в том числе путем направления в Российский союз автостраховщиков запроса о принадлежности полиса ОСАГО, серия и номер которого указываются в документах о ДТП, конкретному страховщику.

В комментарии к п. 1 и 2 Обзора уже отмечалось, что рассмотрение арбитражными судами дел по искам страховых компаний, предъявляемых к страховщикам ответственности причинителя вреда в порядке суброгации, затруднено тем, что по таким делам представители истцов и ответчиков чаще всего не являются в судебные заседания, не представляют весь объем доказательств в подтверждение заявленных требований и возражений на иск, а качество представленных доказательств зачастую не позволяет суду провести исследование и оценку документов (часто это нечитаемые ксерокопии).

В связи с этим на заседании Рабочей группы по обсуждению проблем рассмотрения страховых споров (какими должны быть действия суда в случае непредставления стороной сведений о размере износа транспортного средства) высказывалось мнение о необходимости возложения бремени доказывания размера износа (в комментируемом случае — доказывания факта предъявления иска к надлежащему ответчику) на истца, на которого, соответственно, должны быть возложены и негативные последствия непредставления расчета износа (сведений из РСА о принадлежности полиса ОСАГО конкретному ответчику). В частности, на заседании Рабочей группы 23 июля 2010 г. (протокол № 113) предлагалось оставлять без движения исковое заявление при отсутствии расчета износа. Применительно к комментируемому пункту при формировании практики рассмотрения споров, связанных с предъявлением иска к ненадлежащему ответчику, в суде кассационной инстанции обсуждалась возможность распространения такого процессуального института, как оставление иска без движения, при отсутствии сведений из РСА о принадлежности полиса ОСАГО конкретному ответчику на все дела по спорам о возмещении ущерба от ДТП, однако данный подход не получил, к сожалению, должного развития. Судебная практика выработала подход о необходимости проверки самим судом обстоятельств предъявления иска к надлежащему ответчику.

Возмещение разницы между суммой реального ущерба и страховым возмещением (комментарий к п. 21 Обзора)

Необходимость отдельного комментария п. 21 Обзора обусловлена изменением ВАС РФ судебной практики по вопросу об объеме ответственности причинителя вреда, застраховавшего свою ответственность в обязательном порядке, уже после рассмотрения ФАС Московского округа дела № КГ-А40/1954-10 и утверждения настоящего Обзора.

Практика применения ст. 1072 ГК РФ в соотношении с нормами Закона об ОСАГО начала складываться в арбитражных судах, в том числе в судах Московского региона, после того как Президиум ВАС РФ в Постановлении от 29.08.2006 № 1075/06 впервые указал, что объем ответственности причинителя вреда, застраховавшего ответственность в порядке обязательного страхования, должен определяться как разница между страховым возмещением, предусмотренным ст. 7 Закона об ОСАГО, и фактическим размером ущерба.

При этом акцент, сделанный в Постановлении Президиума ВАС РФ на том, что из фактического размера ущерба вычитается не сумма страхового возмещения, фактически выплаченная страховщиком, а сумма страхового возмещения, предусмотренного ст. 7 Закона об ОСАГО, отличался от положений ст. 1072 ГК РФ, согласно которой лицо, застраховавшее свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

По мере развития данного правоположения в судебной практике ФАС Московского округа суд пришел к указанному в п. 21 Обзора тезису о том, что причинитель вреда возмещает только разницу между суммой реального ущерба и страховым возмещением независимо от того, выплатил страховщик возмещение или нет. Формулируя этот тезис, мы исходили из того, что Закон об ОСАГО направлен на защиту не только потерпевшего (несомненно, являющегося более слабой стороной спорных отношений), но и причинителя вреда, который, застраховав в обязательном порядке свою гражданскую ответственность, вправе рассчитывать на то, что он будет возмещать причиненный вред только в случае недостаточности выплаченного его страховщиком возмещения (или, с учетом правоположения Постановления Президиума ВАС РФ № 1975/06, в случае превышения фактическим размером убытков предела страховой выплаты по ОСАГО (120 000 руб.).

Такая практика применения ст. 1072 ГК РФ базировалась на первоначальной редакции Закона об ОСАГО, не предусматривавшей ограничений страховой выплаты в связи с состоянием, в котором находилось имущество на момент причинения вреда, и не могла не измениться после внесения в указанный Закон изменений, вступивших в силу с 1 марта 2008 г. и вводящих необходимость учета износа деталей, узлов, частей транспортного средства.

Соответственно Президиумом ВАС РФ 15 февраля 2011 г. было рассмотрено дело Арбитражного суда Ставропольского края № А63-18381/2009 и оставлено в силе решение суда первой инстанции, которым с причинителя вреда была взыскана разница между размером фактического ущерба (который был меньше лимита выплат по ОСАГО) и страховым возмещением, рассчитанным с учетом износа транспортного средства. Рассмотренное судом надзорной инстанции дело затрагивает споры, по которым очевидна недостаточность страхового возмещения по ОСАГО, и не влияет на ситуации, в которых причинитель вреда застраховал свою ответственность не только в обязательном, но и в добровольном порядке (т.е. дополнительно — так, как описано в примере к комментируемому пункту Обзора).

Кроме того, меняющаяся практика применения Закона об ОСАГО (с учетом его изменившейся редакции) демонстрирует, что указанный Закон, по сути, не справляется с возложенными на него задачами, не предоставляя достойной защиты не только потерпевшему, но и не учитывая интересов причинителя вреда, обязанного страховать свою гражданскую ответственность на определенную сумму с учетом предусмотренных законом лимитов, но не получающего гарантий выплаты своим страховщиком данной суммы потерпевшему.

Вернуться в список
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Закон