№1 2011

В.Л. Слесарев

«Квалифицируя требование, суд помогает не стороне, а законности и судебной практике»


Владимир Львович СЛЕСАРЕВ, заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ

Родился 9 марта 1948 г. В 1970 г. окончил Свердловский юридический институт. В 1971—1972 гг. служил в Советской армии. В 1974 г. окончил аспирантуру и до 1997 г. занимался научно-преподавательской деятельностью в Свердловском юридическом институте и Омском государственном университете. В 1997 г. назначен судьей, в 1998 г. — председателем судебного состава, в 2006 г. — заместителем Председателя ВАС РФ. Имеет высший квалификационный класс судьи. Заслуженный юрист РФ. Награжден орденом Почета и несколькими медалями. Доктор юридических наук, профессор. Автор более сорока научных трудов.

— Владимир Львович, как Вы относитесь к предложениям, направленным на повышение гарантий независимости судей, в частности к расширению полномочий органов судейского сообщества при их назначении?

— Независимость судей — это очень тонкая категория. Если она будет безграничной, то, как отмечалось, может сформироваться некая железобетонная корпорация, оторванная от общества и живущая по своим законам. И напротив, если каждый сможет принять участие в назначении либо отстранении судьи от должности, возникнет опасность неправомерного контроля над судебной системой. В этом деле нужен определенный баланс.
Как шаг в этом направлении можно рассматривать предложение Председателя ВАС РФ А.А. Иванова об изменении механизма назначения председателей региональных судов и их заместителей — через постановления Пленумов ВАС и ВС РФ. Помимо определенного повышения уровня гарантий независимости судей, этим достигается и оперативность решения кадровых вопросов. Например, заканчивается шестилетний срок полномочий председателя суда. Он может уйти в отставку, остаться судьей либо может быть назначен на аналогичную должность в другой регион. Сейчас переназначение происходит сложно, без учета того, что лицо — уже судья, тогда как вопрос состоит только в изменении места работы.

— Недавно была высказана идея ввести независимую общественную экспертизу резонансных судебных дел, и это вызвало бурю обсуждений в сообществе. Ваше мнение.

— Я так думаю, здесь речь идет в основном об известных фигурантах уголовного дела. Главная проблема заключается в том, чтобы это обсуждение не явилось фактором, влияющим на объективность рассмотрения спора, в том числе и при проверке судебных актов в вышестоящих инстанциях. А это возможно, если при таком обсуждении будут подниматься преимущественно актуальные общеправовые вопросы, значимые для правовой системы в целом.
Кроме того, этот вопрос подробно рассмотрен в диалоге между Президиумом Совета судей и Председателем Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькиным. Все это освещалось в СМИ.

— Судебная практика в России — это источник права?

— Вопрос не может быть рассмотрен без его исторической составляющей. Как известно, есть романо-германская система права, где основным источником права всегда был закон, и система общего права, где источник права — судебный прецедент. Если исходить из исторических посылок, мы, конечно, не находимся в системе общего права и для нас основным и главным источником права является закон.
Но если не подходить к вопросу так формально, может быть, отпадет необходимость противопоставления этих правопорядков. У истоков обеих систем есть общий прародитель, по сути, определяющий содержание прецедента или закона — принципы свободы, справедливости, равенства, ответственности, естественных прав и т.п. И не суть важно, в какую форму эти общепризнанные положения воплотятся — в судебный и ли законодательный акт.
Не случайно недавно на конференции во Франции, правовая система которой является принципиальным антиподом системы общего права, выяснилось, что финансовые контракты с иностранным элементом заключаются там преимущественно с использованием инструментов общего права. Помимо того, что это более привычный для инвесторов правовой режим, он имеет еще и то преимущество, что между договором и возможным при наличии спора судебным актом не будет такой порой непривычной, а порой и неопределенной «прослойки», как закон.
Если взять наш арбитражный процесс, то и в нем присутствуют некоторые элементы, характерные для системы общего права. Главное здесь — создание при необходимости самой судебной системой правовых позиций, которые дают примеры (прецеденты), способствующие единообразному решению сложных правовых ситуаций. Инструментами такого единообразия являются и положения об основаниях пересмотра судебных актов в порядке надзора, и пересмотр дел по вновь открывшимся (новым) обстоятельствам, и традиционно используемые формы разъяснений действующего законодательства, и, возможно, предлагаемая система судебных запросов и т.д.

— Владимир Львович, а планируется ли обобщение прецедентных постановлений Президиума ВАС РФ, некое их упорядочение?

— С учетом того, что уровень прецедентности постановлений Президиума ВАС РФ постепенно возрастает, должны повыситься и требования к их обобщению. Поскольку речь идет о деятельности высшего судебного органа, рассматривающего экономические споры, представляется, что основой такого обобщения необходимо сделать постановления Пленума ВАС РФ, принимаемые при необходимости совместно с Верховным Судом РФ. Большую работу в этом направлении ведут созданные в ВАС РФ управления частного права и публичного права и процесса.

— Как Вы относитесь к идее специализации судов? Какой Вы ее видите — обособление в отдельные структуры или разделение внутри судов?

— Уже есть проект закона о патентном суде, он рассматривается и, я думаю, заработает в качестве закона с открытием иннограда в Сколково. Специализация патентного суда обоснованна. Предлагается главной его особенностью сделать то, что у судей будет больше помощников — специалистов, которые разбираются в различных отраслях знаний. Это не посторонние, а внутренние эксперты, которые всегда смогут изложить судье суть вопроса и обозначить два-три варианта его решения в зависимости от специфики интеллектуальных прав.
В нашем законопроекте специализированный суд по интеллектуальным правам находится внутри системы арбитражных судов, и надзор над его решениями будет осуществлять тоже ВАС РФ.

— Оцените, пожалуйста, судебную практику по защите права собственности и других вещных прав после принятия совместного Постановления Пленумов № 10/22. Насколько она изменилась? Достигнуты ли намеченные цели?

— Для ответа на этот вопрос нужно проводить специальное исследование, ведь в Постановлении содержатся десятки правовых позиций. Вместе с тем несколько его особенностей хотелось бы отметить.
Прежде всего нужно обратить внимание на то, что Постановление дает четкое разграничение исков об истребовании имущества из чужого незаконного владения, негаторных требований, а также исков о признании права собственности. Указанные положения будут способствовать пресечению ситуации недобросовестного выбора истцами способов защиты, ранее недостаточно разграниченных судебной практикой. Прежде в практике встречались, например, случаи, когда истец, проиграв виндикационный иск, заявлял требование о признании права собственности. Сейчас такие ситуации должны исключаться.
Кроме того, впервые определены условия использования таких способов защиты, как требования о восстановлении права на долю в общей долевой собственности, о признании права или обременения отсутствующими и др. Особое внимание хотелось бы обратить на впервые поставленный и решенный вопрос о квалификации заявленных требований. Квалификация заявленных требований всегда осуществлялась истцом. И даже тогда, когда суду была ясна ошибка стороны в такой квалификации и когда сторона не уточняла свои исковые требования, спор мог закончиться ее проигрышем.
Сейчас же закреплено правило, согласно которому, если на стадии принятия иска суд придет к выводу о том, что избранный способ защиты права собственности или другого вещного права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не является основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения. Более того, на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд должен определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы права подлежат применению при разрешении дела.
Принимая решение, суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Он указывает в мотивировочной части решения основания, по которым не применил те нормы права, на которые ссылались участвующие в деле лица. Поэтому ссылка истца в исковом заявлении на нормы права, по мнению суда, не подлежащие применению в данном деле, сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.
Таким образом, суды должны сами квалифицировать заявленные требования. Подобный подход должен применяться по аналогии и к обязательственным требованиям. Так, по одному из дел Президиум ВАС РФ указал, что, несмотря на то что истец первоначально ошибочно назвал сумму иска убытками, суды с учетом обстоятельств, приведенных в обоснование иска, должны были самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами по делу, а также нормы законодательства, подлежащие применению.
Мысль о том, что суд должен сам квалифицировать требование, очень важна. Я считаю, что с точки зрения процесса эту идею нужно особо выделить среди достижений Постановления № 10/22. Согласно принятому раньше формальному подходу активность суда — это пережиток прошлого, ведущий к неравенству сторон. Но на самом деле суд помогает не стороне, а законности и судебной практике.
Еще одно замечание к вопросу о том, является ли наша судебная система прецедентной. В ГК по самовольной постройке есть одна статья — 222-я. В Постановлении же — целый раздел, связанный с самовольной постройкой, это десять весьма развернутых и обширных пунктов, дополняющих закон. Это ли не прямое указание на то, что прецедент у нас есть?

— В Информационном письме Президиума по вопросам применения ст. 222 ГК РФ говорилось о том, что допустимо признание права собственности на самовольную постройку, если лицо докажет, что оно предприняло все меры для получения необходимых разрешений. Как на практике определить достаточность предпринятых мер?

— Мы в течение многих лет разрабатывали информационное письмо по самовольному строительству. Оно все расширялось. А потом началась работа над Постановлением № 10/22, и мы решили часть вопросов из информационного письма «поднять» до уровня постановления Пленума и, что очень важно, согласовать их с Верховным Судом.
Получилось, что вопрос о самовольных постройках сначала получил отражение в Постановлении Пленума № 10/22, а потом, уже более конкретно, более широко, — в Информационном письме.

— Какие нарушения существуют при самовольной постройке?

— Первый вид отступления от действующего законодательства связан с нарушением требований к безопасности постройки, и в этом случае вопрос о признании права на постройку неактуален.
Вторая группа — это нарушения формального порядка, связанные с отсутствием всякого рода согласований и разрешений.

— Как быть в случае, если, по мнению истца, отсутствие разрешений и согласований со стороны публичных органов является незаконным? Можно ли вопрос о незаконности действия (бездействия) решать при рассмотрении спора, основанного на ст. 222 ГК РФ, или он должен быть предварительно решен по правилам главы 24 АПК РФ?

— Практика по этому вопросу до принятия Постановления № 10/22 была различна. Иногда из материалов дела было видно, что сторона даже не обращалась за соответствующим разрешением к компетентному органу, строила самовольно, а затем заявляла требования о признании права собственности на возведенную постройку.
Постановление разрешает ситуацию следующим образом: отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку. В то же время суду необходимо установить, предпринимало ли лицо, создавшее самовольную постройку, надлежащие меры к ее легализации, в частности к получению разрешения на строительство и (или) акта ввода объекта в эксплуатацию, а также правомерно ли отказал уполномоченный орган в выдаче такого разрешения или акта ввода объекта в эксплуатацию.

— Владимир Львович, каковы сегодня критерии отнесения объектов к недвижимому имуществу? Как решить вопрос, к примеру, применительно к пресловутым асфальтовым покрытиям и заборам?

— Недвижимое имущество согласно ГК — это очень абстрактная категория, в основе которой лежит прочная связь вещей с землей — земельных участков, участков недр, обособленных водных объектов и других объектов, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно. Представляется, что это положение Кодекса может действовать лишь в совокупности со специальным строительным, градостроительным и иным законодательством.
Получая, например, разрешение на строительство, акты об отводе для этого земельного участка, заявитель должен обосновать, что возводимый объект — это недвижимость, что связано как с характером возводимой постройки (ее капитальностью), так и с возможными ограничениями, которые налагает земельный участок (например, предназначенный для временных сооружений).
В спорных случаях в дело вмешивается суд и с учетом всех указанных моментов и конкретных обстоятельств дела определяет, есть ли материальные предпосылки и правовые условия для отнесения соответствующего имущества к недвижимости.

— Сколько времени, на Ваш взгляд, понадобится для введения электронного документооборота в нормальную практику спорящих сторон?

— Материальная база для того, чтобы это все стало привычным, сейчас уже есть. И эта материальная база такова, что нам завидуют развитые страны. Высшим Арбитражным Судом РФ сделано многое для создания электронного правосудия, и арбитражные суды довольно успешно реализуют электронный документооборот. Теперь многое будет зависеть от руководителей судов субъектов. Насколько я знаю, сейчас еще не везде до конца готовы к электронному документообороту.
Во всех судах он работает, но нельзя сказать, что работает безупречно: надо не только специалистов научить, но и судей. Если компьютеры будут использоваться только как пишущие машинки, конечно, толку будет мало.

Полную версию читайте в журнале "Вестник ФАС МО" №1 2011
Вернуться в список
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Закон