№3 2010

В.Б. Адамова

«Кассационный суд стал неотъемлемым элементом арбитражной системы»


Валерия Борисовна АДАМОВА, председатель ФАС Московского округа

Родилась 31 мая 1965 г. в г. Ленинграде. В 1987 г. окончила юридический факультет Ленинградского государственного университета им. А.А. Жданова. В 1987—1994 гг. работала юристом на промышленных предприятиях и на различных должностях в кредитно-финансовых учреждениях г. Ленинграда — Санкт-Петербурга. С 1994 по 1999 г. — юрисконсульт, начальник юридического отдела филиала АБ «Империал» в г. Санкт-Петербурге. С 2000 по 2002 г. В.Б. Адамова последовательно занимала позиции начальника юридической службы, заместителя управляющего в ФАКБ «Еврофинанс» в г. Санкт-Петербурге. С 2002 по 2006 г. занимала должность заместителя начальника юридического департамента ОАО «Газпром». В феврале 2006 г. назначена на должность первого заместителя председателя Арбитражного суда г. Москвы, курировала работу судебных составов, рассматривающих споры, связанные с несостоятельностью (банкротством). 29 апреля 2009 г. Указом Президента РФ назначена председателем ФАС Московского округа. Стаж работы по юридической профессии — 19 лет.

— Валерия Борисовна, институту кассационной инстанции в нашей стране уже 15 лет. Как Вы оцениваете его развитие и достижения на данный момент?

— Кассация в ее современном виде прошла два этапа становления: по АПК 1995 г., в котором институт кассации впервые появился в качестве самостоятельной стадии проверки вступивших в законную силу судебных актов, и по АПК 2002 г., которым кассация была оформлена в том виде, в котором она существует сегодня. Различия между ними в первую очередь касаются компетенции и пределов рассмотрения: на втором этапе произошел отказ от полной проверки законности и обоснованности судебных актов; исходя из процессуального принципа состязательности кассационная проверка была ограничена доводами кассационной жалобы. Был взят курс на проверку законности — правильности применения нижестоящими судами материальных и процессуальных норм и уход от проверки фактической стороны дела. Кассационный суд стал неотъемлемым элементом арбитражной системы, призванным обеспечивать единообразие практики разрешения споров в рамках судебного округа, устранять судебные ошибки, и судом, фактически завершающим правосудие в отношении подавляющего большинства рассмотренных им дел.

— Юридическая общественность обсуждает введение элементов прецедентного права в российскую правовую систему в части обязательности решений высших судов для судов остальных инстанций. Как Вы относитесь к этому нововведению?

— Я положительно отношусь ко всем нововведениям, которые призваны усовершенствовать, повысить эффективность работы судов. А этот подход сегодня не только внедряется ВАС, но и поддержан Конституционным Судом. Элемент прецедентного права в нашей судебной системе направлен на снятие противоречий в практике различных судебных округов и обеспечение предсказуемости судебной системы, что в конечном итоге повысит степень доверия общества суду.

— Какую правовую систему — англосаксонскую или романо-германскую — Вы считаете более эффективной? Не приведет ли сегодняшняя тенденция сближения правовых систем к их слиянию?

— Оценивать эффективность той или иной правовой системы в отрыве от соответствующего государства, в котором она применяется, от географических, политических, экономических особенностей его развития, от степени развития гражданского общества неправильно, но нет ничего плохого в заимствовании из классических правовых систем наиболее оправдавших себя на практике инструментов.
В арбитражной системе с элементами прецедентного права мы встречались и прежде — это постановления Пленума ВАС, информационные письма. С учетом стремительного увеличения законодательного массива и количества рассматриваемых судами споров дальнейшее развитие прецедентной концепции — это наиболее оперативный и эффективный способ формирования судебной практики.

— Каковы пределы судебного усмотрения? В спорных, не урегулированных законом случаях нужно больше полагаться на судебное усмотрение или более тщательно прописывать правовые нормы?

— В современном российском законодательстве отсылка к судебному усмотрению — явление довольно редкое. Там же, где такие ситуации встречаются (например, возмещение расходов на оплату услуг представителя в арбитражном процессе в разумных пределах, выплата компенсации за нарушение разумных сроков судебного разбирательства или исполнения судебного решения), пределы усмотрения должны учитывать сформированную судебную практику. Судебное усмотрение должно иметь место только в предусмотренных законом случаях, а «вынужденное» судебное усмотрение, обусловленное законодательной неурегулированностью, необходимо исключать, в том числе посредством повышения уровня законодательной техники и восполнения законодательных пробелов толкованием высших судов.

— Как Вы считаете, не является ли указание кассационного суда на ошибку в толковании права нижестоящему суду ограничением принципа независимости суда?

— Принцип независимости направлен на обеспечение законности судебного акта и не может ее подменять. Право давать толкование применимой нормы в рамках конкретного дела предоставлено суду кассационной инстанции законом. Указания нижестоящим судам о толковании той или иной нормы — это всегда последствие судебной ошибки и одно из средств обеспечить законность судебного акта, который будет принят. Таким образом, указания кассации нельзя рассматривать как некое предрешение, предопределение исхода дела.
Кассационная инстанция разъясняет, какие обстоятельства должны быть установлены для применения нормы права, исходя из возникшей спорной ситуации, и уже суд первой инстанции определяет, какие обстоятельства можно считать установленными по делу, а какие — нет, в зависимости от чего и разрешает спор.

— Не видите ли Вы в пересмотре уже вступивших в законную силу актов нарушение принципа правовой определенности? Европейский суд по правам человека неоднократно говорил об этом.

— Принцип правовой определенности не должен рассматриваться как препятствие для отмены вступившего в силу решения, которое по тем или иным основаниям не является законным, т.е. не восстанавливает, не защищает нарушенные права. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам — это институт пересмотра скорее исключительный. Он применим тогда, когда судебная ошибка не могла быть устранена в порядке ординарного обжалования судебного акта. Основания его применения исчерпывающим образом определены законом, и при известности соответствующих обстоятельств на стадии принятия решения оно, очевидно, было бы другим. Иной подход подрывает само право на справедливое судебное разбирательство.

— Хотя задачей кассации является оценка законности судебных актов, нередко суду приходится исследовать и фактическую сторону дела. Допустимо ли это и в каких рамках?

— Говорить об исследовании судом кассационной инстанции фактической стороны дела не совсем корректно. Исследование и оценка доказательств по делу — прерогатива суда первой инстанции. Апелляция — это последняя инстанция, которая принимает и исследует доказательства. В силу ч. 3 ст. 286 АПК РФ суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражных судов первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Речь здесь идет в первую очередь о правильности определения судом первой инстанции круга подлежащих установлению фактических обстоятельств по делу, необходимых для применения норм права, которыми урегулированы спорные правоотношения, а также о соблюдении требований АПК РФ об исследовании и оценке доказательств. Важно, чтобы имеющие значение для правильного разрешения спора доводы и возражения участников процесса были исследованы судом, а оценка представленных в их обоснование доказательств проведена с соблюдением требований процессуальных норм об относимости, допустимости и форме доказательств.О переоценке судом доказательств по делу не может быть и речи, а разделению компетенции и строгому соблюдению полномочий судебных инстанций последнее время уделяется особое внимание и со стороны ВАС.

— Каков уровень нагрузки судей в ФАС МО? Справляется ли суд с потоком обращений?

— ФАС Московского округа традиционно рассматривает наибольшее количество дел по сравнению с другими окружными судами. В первом полугодии 2010 г. средняя нагрузка на судью составила 30 дел в месяц, в то время как средняя нагрузка в окружных судах составила 25 дел в месяц. Но не следует забывать, что кассационные суды планировались еще и как аналитические, т.е. помимо рассмотрения споров судья должен вести работу по анализу и обобщению практики.
Принимаемые нами организационные меры позволили почти полностью укомплектовать штат судьями и сотрудниками аппарата, но они, конечно, не помогут сократить количество рассматриваемых дел. Здесь нам остается надеется только на изменения в законодательной сфере в рамках дальнейшего реформирования судебной системы.

— Кажется ли Вам принятие Закона о медиации эффективным средством снижения нагрузки на суды?

— Об эффективности этого Закона можно будет судить только по итогам его реализации на практике. Но хотелось бы надеяться, что наряду с иными мерами и предложениями, направленными на снижение нагрузки на арбитражную систему, процедуры медиации также найдут широкое применение.

— В России, в отличие от многих стран мира, введены жесткие предельные сроки рассмотрения дел. Не влечет ли это, на Ваш взгляд, ухудшения качества рассмотрения споров?

— Сегодня сроки рассмотрения дел во всех трех судебных инстанциях стали реальными. Сроки рассмотрения дел о привлечении к административной ответственности, сроки рассмотрения кассационных и апелляционных жалоб увеличены до двух месяцев, до трех увеличились сроки по делам об оспаривании нормативных и ненормативных актов, действий, бездействия государственных и муниципальных органов, о взыскании обязательных платежей и санкций. Кроме того, законом предусмотрена возможность их продления председателями судов до шести месяцев в случае особой сложности дела или значительного числа участников процесса.

— Суды кассационной инстанции выбраны для рассмотрения заявлений о присуждении компенсаций за нарушение разумных сроков судопроизводства. Как ФАС МО планирует справиться с новой категорией дел и увеличением нагрузки? Разработаны ли какие-то механизмы решения таких споров? Были ли уже обращения?

— К настоящему моменту таких заявлений подано не так много, но уже начала формироваться практика их рассмотрения. Уже рассмотрен ряд заявлений. Например, заявление коммерческой организации о взыскании с Российской Федерации компенсации за нарушение права на исполнение решения о взыскании задолженности с другой коммерческой организации. Заявитель не смог в течение почти двух лет добиться взыскания через службу судебных приставов-исполнителей и обратился с заявлением о взыскании компенсации, ссылаясь на бездействие приставов. Решением ФАС МО в удовлетворении заявления было отказано на том основании, что законом предусмотрена компенсация только за нарушение сроков исполнения решения суда о взыскании денежных средств с публично-правового образования за счет бюджетной системы РФ. Не согласившись с таким решением, заявитель уже подал кассационную жалобу.
Сложность этой категории дел состоит в том, что «разумный» срок судопроизводства и исполнения судебного акта определяется в каждом конкретном случае с учетом критериев, установленных законом и практикой Европейского суда по правам человека: должны приниматься во внимание фактическая и правовая сложность дела, поведение лица, обратившегося с заявлением, и других участников процесса, достаточность и эффективность действий суда или действий органов, исполняющих судебный акт. На усмотрение суда передан и вопрос о размере компенсации.
Специфика таких дел также обусловлена тем, что кассационная инстанция рассматривает их по правилам суда первой инстанции с проведением предварительного судебного заседания, ведением протокола, исследованием и оценкой доказательств. Это, конечно, нетипичные для кассационной инстанции функция и полномочия. Для обеспечения единства подходов к применению Закона о компенсациях Президиумом суда приняты соответствующие разъяснения.

— Как Вы считаете, насколько обоснованно говорить о компенсации за нарушение сроков судопроизводства, если дело, пройдя два круга обжалования, возвращается на новое рассмотрение в третий раз?

— Неоднократная отмена с возвращением на новое рассмотрение — это не такая уж и распространенная ситуация. В подобных случаях в суде проводится отдельная аналитическая работа. Причины отмен судебных актов с возвращением дел на новое рассмотрение повторно могут быть разными. Это могут быть как ошибки первой инстанции, так и неточные, неполные указания кассационной инстанции. Также к ним относятся случаи невыполнения указаний кассации, что вообще является грубым нарушением процессуального права. Каждая из таких ситуаций изучается совместно с судами региона. Эффективность такой работы подтверждена практикой.
Между прочим, очень часто повторные отмены случаются из-за недобросовестного поведения самих сторон, когда только в кассационной инстанции через год рассмотрения дела появляется лицо с заявлением о том, что судебный акт нарушает его права и что он узнал о нем только что. Зачастую такие лица появляются каждый раз при вынесении решения для того, чтобы затянуть спор, или с попыткой направления дела на новое рассмотрение.

— Как обстоят дела со сроками рассмотрения дел в ФАС МО?

— C введением двухмесячного срока рассмотрения кассационной жалобы количество нарушений резко уменьшилось. Двухмесячный срок позволяет изучить практику при подготовке дела к разбирательству и принять меры к надлежащему извещению. В связи с этим мы уделяем особое внимание анализу случаев допускаемых просрочек. На исключение задержек рассмотрения дел направлены и недавно принятые изменения в АПК РФ об электронных уведомлениях участников спора о судебных заседаниях, о возложении обязанности получения информации о движении дела на участников процесса при условии обеспечения доступности данной информации в Интернете на сайтах судов. В связи с этим сейчас мы ведем работу по организации обмена электронными уведомлениями с рядом государственных органов.

— Как Вы оцениваете перспективы внедрения электронного документооборота и достижения судов округа в этой области? Как поставлен документооборот в ФАС МО?

— Суды округа уделяют внедрению электронных технологий особое внимание. Во всех судах ведется электронное делопроизводство. Не так давно мы провели совместное заседание Президиума с использованием видео-конференц-связи.

В ФАС МО используются программный комплекс «Судебно-арбитражное делопроизводство» для регистрации поступающих кассационных жалоб и арбитражных дел, введения результатов рассмотрения дела с прикреплением судебных актов в электронном виде, ведения судебной статистики и программно-аппаратный комплекс «Электронный архив кассационного производства», в который прикрепляются тексты обжалуемых судебных актов, кассационная жалоба, судебные акты кассационного суда, а также видеозапись судебного заседания. Таким образом, нами реализована концепция единого информационного пространства и оперативного доступа к документам. В любой момент можно проследить за ходом дела, его развитием, графиком заседаний и принятыми судебными актами.
Нами уже реализована возможность обращения с жалобой на действия судей или сотрудников аппарата посредством заполнения электронной формы на сайте суда. Однако останавливаться на этом мы не собираемся. Недавно принятые изменения в АПК предусматривают возможность обращения с кассационной жалобой в электронной форме, в связи с чем предстоит дальнейшая модернизация наших интернет-ресурсов.

— Нередко между судами арбитражной системы, Конституционным Судом и судами общей юрисдикции возникают разногласия в толковании нормативных актов. Как обеспечить единство судебной системы и правоприменения? Играют ли в этом существенную роль совместные постановления Пленумов ВАС и ВС РФ?

— В отношении Конституционного Суда разногласий быть не может, поскольку суды обязаны руководствоваться данным им толкованием. Различия в подходах между судами общей юрисдикции и арбитражными судами в применении закона действительно не редкость, однако в последнее время возобновлена работа по принятию совместных постановлений Пленумов двух высших инстанций, последним примером чему является Постановление по спорам, связанным с защитой права собственности. Сейчас разрабатывается совместное постановление Пленумов по применению Закона о компенсациях за нарушение разумных сроков судопроизводства и исполнения судебных актов.
Совместная работа помогает выработать наиболее взвешенные правовые позиции и унифицировать подходы к правоприменению. Различие субъектного состава, а также критерий наличия/отсутствия экономического характера правоотношений не должен являться основанием для формирования разных правоприменительных позиций в отношении одних и тех же норм.

— Считаете ли Вы целесообразными предложения по созданию специализированных (патентного, административного) судов? Или с их функциями успешно справляется существующая судебная система?

— Думаю, самые интересные и перспективные предложения — по созданию патентного суда. Административный суд, который будет рассматривать только споры с органами государственной власти, — это скорее еще один административный, а не судебный орган ввиду специфики рассмотрения таких споров. А патентный суд, привлекающий экспертов, ученых, специалистов в определенных областях — людей, обладающих информацией, которой судьи не располагают в силу профессии, — это идея интересная и в высшей степени перспективная. Особенно с учетом того, что есть мысль разместить его в Сколково.

— У ФАС МО в этом году юбилей. Какие важные вехи развития были пройдены за это время?

— За это время кассационные суды заняли свое место в судебной системе, окончательно определена их компетенция по проверке законности судебных актов нижестоящих судов. Фактически кассационные суды стали судами последней инстанции по большинству рассматриваемых ими споров, и те сомнения, которые высказывались при создании окружных судов в 1995 г., сегодня развеяны.
Окружные суды, в том числе и Федеральный арбитражный суд Московского округа, успешно справляются с возложенными на них задачами по анализу и обобщению судебной практики в рамках округов.
О том, что суды округов состоялись и справляются с возложенными на них задачами, говорит и недавнее отнесение к компетенции окружных судов рассмотрения в качестве суда первой инстанции заявлений о выплате компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта.

— Что Вы относите к своим успехам в должности председателя ФАС МО?

— Я могу говорить только про успехи суда и коллектива. Наметилась тенденция к уменьшению количества пересмотренных в надзоре судебных актов нашего суда. Однако это нельзя рассматривать в качестве показателя качества работы суда, поскольку наши акты выносятся на Президиум ВАС, как правило, для формирования судебной практики. Среди таких, например, ряд дел по третейским разбирательствам, дела о правах на недвижимое имущество. Особое внимание, наряду с сохранением высокого качества отправления правосудия, нами уделялось аналитической работе.

— Что Вы планируете изменить, а что считаете важным сохранить в деятельности суда?

— Планируем вести дальнейшую работу по укреплению взаимодействия между судами округа, вести активное внедрение современных технологий и форм электронного правосудия, обеспечивать бо льшую открытость правосудия в регионе. За всеми преобразованиями стоят люди, которые работают в Федеральном арбитражном суде Московского округа. Нам важно сохранить творческую атмосферу, которой всегда отличался суд кассационной инстанции, взаимодействие, взаимовыручку внутри коллектива, важно не допустить «конвейерной» работы суда, сохранить уважение, которым пользуется наш суд в юридической среде, и приумножить доверие к нему общества.

— Как структурируется работа суда? Расскажите, пожалуйста, о системе составов, их специализации и критериях образования составов.

— В ФАС МО действуют административная и гражданская коллегии. В административной два налоговых состава и один административный, рассматривающий дела об оспаривании нормативных и ненормативных правовых актов, решений и действий государственных и муниципальных органов, о привлечении к административной ответственности, о применении антимонопольного, таможенного, природоохранного законодательства и другие дела, возникающие из административных и иных публичных отношений. Гражданская коллегия также состоит из трех составов: один — это споры по договорам подряда, энергоснабжения, перевозки, оказания услуг, третейские суды; другой — собственность, недвижимость, корпоративные споры, банкротство; еще один состав — страхование, кредитные отношения, аренда, интеллектуальная собственность.
Для выравнивания нагрузки между составами может осуществляться перевод судей из одного состава в другой, а также изменение специализации.

— В кассации дела рассматривают коллегиально. Обеспечивает ли это лучшее качество рассмотрения дел?

— Коллегиальный состав помогает достичь единого подхода, хотя это не исключает возможности особого мнения одного из тройки судей. Обратите внимание: большая часть дел в суде первой инстанции рассматривается единолично, потом апелляция, в которой уже тройка судей, далее кассация — тоже тройка, затем ВАС, где дело рассматривает Президиум в составе 15 судей. Таким образом, коллегиальное рассмотрение — это возможность услышать альтернативную точку зрения, избежать ошибок.

— Чем Московский округ принципиально отличается от других судебных округов? Может быть, есть какие-то особенно заметные категории споров?

— Принципиальных отличий от других округов нет, разве что по показателю самой высокой нагрузки. Самое главное для Московского региона — это близость арбитражных судов всех инстанций, что дает уникальную возможность по организации взаимодействия для оперативного решения возникающих вопросов.
Также Московский округ отличается высокой концентрацией государственных, особенно федеральных, структур власти и бизнеса, банков. Поэтому у нас количество дел по отдельным категориям споров, например по интеллектуальной собственности, патентным спорам, кредитным отношениям, по вопросам третейских разбирательств, по оспариванию ненормативных актов, споров, связанных с применением производных финансовых инструментов больше, чем в других округах.

— Как построено взаимодействие с судами округа?

— Действует Рабочая группа по применению АПК — орган для совместного обсуждения возникших процессуальных вопросов, в состав которого входят представители всех судов региона. Совместное обсуждение вопросов правоприменения проводится на совещаниях у председателя ФАС МО. Мы проводим на базе кассационной инстанции обобщение судебной практики разрешения наиболее сложных категорий споров, совместные обсуждения результатов анализа причин отмены судом кассационной инстанции судебных актов и направления дел на новое рассмотрение, в том числе повторно.
Проводим заседания НКС при ФАС МО, в задачи которого входит подготовка научно обоснованных рекомендаций по вопросам правоприменения при разрешении арбитражными судами споров. В состав НКС входят как ученые, так и представители судов Московского региона. Также совместно с судами региона выпускается журнал «Вестник ФАС МО».

— В ФАС МО поощряется научная деятельность сотрудников?

— У нас в составе судейского корпуса один доктор и семь кандидатов наук. Мы стараемся обеспечить нашим сотрудникам возможность участия в научных дискуссиях, конференциях, при возможности направляем в командировки, поощряем их активное участие в Научно-консультативном совете суда. Поощряем традиционными способами — грамоты, благодарности, премии. Если сотрудник аппарата планирует стать судьей, его участие в аналитической, научной работе, конечно, учитывается, а это главный стимул.

— Расскажите, пожалуйста, об официальном издании вашего суда. Какие задачи перед ним ставятся?

— В прошедшем году нами совместно с судами региона были пересмотрены концепция и формат официального издания суда — «Вестника ФАС МО». Мы постарались сделать журнал ярким по содержанию. Несмотря на аналитический, научный характер журнала, надеюсь, что он интересен широкому кругу читателей, поскольку наряду с аналитикой и научными статьями журнал содержит журналистские материалы — интервью, репортажи, а также отражает официальную позицию суда.

— Каков основной источник пополнения кадров ФАС МО?

— В основном за счет судей, имеющих опыт работы в судах нижестоящих инстанций. Такая практика способствует укомплектованию судейского корпуса окружных судов высококвалифицированными, опытными судьями. Сегодня у нас работают много судей с тридцатилетним стажем работы судьей. Это Наталья Александровна Шуршалова, Валентина Алексеевна Летягина, Елена Арсеньевна Зверева, Анатолий Иванович Стрельников. Есть судьи с высшим квалификационным классом. Поэтому новые судьи должны соответствовать такому высокому уровню.
В отношении работы в аппарате мы активно сотрудничаем с вузами, предоставляем студентам возможность проходить в суде ознакомительную и производственную практику, знакомим их с работой в судебной системе, а после завершения обучения многие к нам возвращаются уже в качестве сотрудников.

— В ФАС МО постоянный коллектив или есть текучка кадров? Как вы мотивируете сотрудников суда?

— Текучка есть, как и в любой другой госструктуре. Работа в коллективе, костяк которого составляют судьи, все без исключения являющиеся серьезнейшими профессионалами в юриспруденции, предоставляет отличные возможности для повышения профессионального уровня. Мы приветствуем желание сотрудников аппарата связать свою профессиональную деятельность с судебной системой, достойных рекомендуем к замещению судейских должностей.

— Как Вы относитесь к проблеме обеспечения безопасности судей? Достаточно ли для этого делается?

— На рабочем месте безопасность судьи полностью обеспечена. Здание ФАС МО разделено на две зоны: общественную и административную, которые соединены переходами. Проход в административную зону для сторон ограничен. Следует поблагодарить службу судебных приставов, которая признала здание суда требующим круглосуточной охраны и исправно ее осуществляет. Но вне суда судьи, к сожалению, подвергаются противоправным действиям, что подтверждают последние громкие убийства представителей судейского сообщества. Поскольку судьи подвергаются опасности и в связи с осуществлением профессиональной деятельности, хотелось бы обратить внимание правоохранительных органов на необходимость уделять особое внимание и осуществлять особый контроль за ходом таких дел.

— Каковы условия работы судей и сотрудников аппарата, уровень материального обеспечения ФАС МО и судов округа?

— Как я уже сказала, суд располагается в современном здании, которое разделено на две зоны: общественную, где располагаются 14 залов судебных заседаний, столовая для посетителей, канцелярия, служба судебных приставов, и служебную, в которой находятся кабинеты судей и сотрудников аппарата, конференц-зал, зал Президиума суда, зал заседания коллегий, музей, отдельная столовая, библиотека.

Рабочие места также оборудованы в соответствии с современными техническими требованиями. Все это направлено на то, чтобы подчеркнуть особый статус судебной власти, внушить уважение к суду.
Несмотря на то, что здание планировалось на перспективу, имеющиеся 14 залов судебных заседаний в связи с ростом нагрузки заняты полностью. В отношении материального обеспечения нельзя не отметить недопустимо низкий уровень заработной платы работников аппарата даже по сравнению с другими государственными структурами.

Вернуться в список
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Закон