№1 2009

В.Б. Адамова

«Безупречная профессиональная и моральная репутация — это главное, что я ценю в судьях»


Валерия Борисовна Адамова, председатель ФАС Московского округа

Родилась 31 мая 1965 г. в г. Ленинграде. В 1987 г. окончила юридический факультет Ленинградского государственного университета им. А.А. Жданова. В 1987—1994 гг. работала юристом на промышленных предприятиях и на различных должностях в кредитно-финансовых учреждениях г. Ленинграда — Санкт-Петербурга. С 1994 по 1999 г. — юрис-консульт, начальник юридического отдела филиала АБ «Империал» в г. Санкт-Петербурге. С 2000 по 2002 г. В.Б. Адамова последовательно занимала позиции начальника юридической службы, заместителя управляющего в ФАКБ «Еврофинанс» в г. Санкт-Петербурге. С 2002 по 2006 г. занимала должность заместителя начальника юридического департамента ОАО «Газпром». В феврале 2006 г. назначена на должность первого заместителя председателя Арбитражного суда г. Москвы, курировала работу судебных составов, рассматривающих споры, связанные с несостоятельностью (банкротством). 29 апреля 2009 г. Указом Президента РФ назначена председателем ФАС Московского округа. Стаж работы по юридической профессии — 19 лет.

— Валерия Борисовна, как председатель ФАС МО Вы планируете реформировать деятельность этой судебной инстанции?

— Вопрос о реформировании суда предопределен его статусом как кассационной инстанции, а также задачей обобщения судебной практики и соблюдения принципа ее единообразия. Для реализации этой задачи в суде уделяется особое внимание вопросам взаимодействия между нижестоящими судами.
Нами возобновлена деятельность Научно-консультативного совета, который не собирался уже два года, планируется расширенный формат проведения заседаний НКС с приглашением в качестве консультантов не только представителей науки, но и непосредственных участников дискуссионных правоотношений из сферы государственного управления. В отношении состава членов НКС ведущие юридические вузы Москвы представили предложения по участию, достигнуты договоренности с представителями научно-исследовательских институтов, также рассчитываем на участие представителей ВАС РФ.
К участию в составе членов НКС наряду с авторитетными деятелями науки предложены также молодые перспективные специалисты. Обновлен формат выпускаемого судом СМИ — журнала «Вестник ФАС МО». Совместно с судами региона обсуждается практика рассмотрения новых категорий дел. Полагаю, что эти инициативы — не реформирование деятельности суда, а поиск новых форм работы по изучению и обобщению судебной практики.

— Каковы, на Ваш взгляд, особенности работы окружного арбитражного суда по сравнению с судами первой и апелляционной инстанций?

— В процессуальном смысле особенность суда кассационной инстанции состоит в том, что он, как и надзорная инстанция, не рассматривает дело по существу, а осуществляет проверку законности судебных актов судов первой и апелляционной инстанций. Работа председателя ФАС МО в организационном плане не отличается от работы председателей других судов, она заключается в организации деятельности суда, руководствe аппаратом суда, кадровом и материально-техническом обеспечении деятельности суда. В этом случае мы, как все другие суды, являемся нижестоящим по отношению к ВАС РФ.

— В связи с большим количеством дел, возвращаемых кассационной инстанцией в суды первой инстанции на новое рассмотрение, выдвигались инициативы по расширению полномочий суда кассационной инстанции, в том числе наделении его полномочиями рассмотрения дел по существу. Как Вы относитесь к подобным предложениям?

— Если речь идет о представлении суду кассационной инстанции права оценки доказательств, то это было бы шагом назад в развитии судебной системы, так как в настоящее время четко pacпределены полномочия между инстанциями, и апелляционная инстанция является последней, которая принимает и оценивает доказательства. В силу полномочий, установленных АПК РФ, кассационный суд не оценивает фактические обстоятельства дела, не принимает и не исследует какие-либо дополнительные материалы. Однако в ряде случаев такое ограничение полномочий кассационной инстанции приводит к тому, что дело возвращается на новое рассмотрение, но это делается не потому, что в судебном решении присутствует некая неясность, а потому, что несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела или имеющимся в деле доказательствам нарушает закон и права участника спора.
Например, доказательства сторонами представлены, но они не исследованы судом; в решении суд ссылается на обстоятельства, которые противоречат материалам дела, или какие-либо доказательства по конкретному обстоятельству, имеющему существенное значение для рассмотрения дела, не представлены вообще. Это примеры наиболее типичных ошибок при рассмотрении дел; если таких ошибок не будет, то необходимость наличия у кассационной инстанции полномочий по возврату дел на новое рассмотрение просто отпадет сама собой.
Если бы кассационная инстанция имела полномочия по рассмотрению дел по существу, то она фактически подменяла бы собой первую и апелляционную инстанции, тогда как разграничение полномочий судов — это один из принципов построения судебной системы.
Несмотря на существование надзорной инстанции, кассационная инстанция в большинстве случаев является последней инстанцией рассмотрения дела, потому что полномочия ВАС РФ ограничены ст. 304 АПК РФ, где установлены основания пересмотра судебных решений в порядке надзора. Поэтому направление дел на новое рассмотрение в ряде случаев обеспечивает права сторон на справедливое судебное разбирательство. Кроме того, указания суда кассационной инстанции на толкование закона, изложенные в его постановлении об отмене судебного акта, являются обязательными при новом рассмотрении дела арбитражным судом. К сожалению, среди отмененных судебных актов еще велик процент отмен не из-за сложной доказательственной базы, а из-за нарушений процесса. Это так называемые безусловные отмены. Вместе с тем в нашем суде уделяется внимание причинам отмены судебных актов с возвращением дела на новое рассмотрение. Мы ежеквартально готовим обзоры, посвященные этому вопросу.

— Иными словами, работа кассационной инстанции способствует более быстрому рассмотрению дел и уменьшению количества отмен. Это касается не только решений по конкретным делам, но и обобщения и анализа практики, поскольку сам факт ее формирования должен приводить к тому, что первые две инстанции получат возможность более качественно рассматривать дела, что уменьшит количество возвращений дел на новое рассмотрение.

— Да, это должно привести к стабильности судебной практики, ведь у первой и апелляционной инстанций уже есть ориентиры и предвидения того, как кассационная инстанция может решить дело.

— Насколько Вы согласны с утверждением о том, что именно судьи кассационной инстанции наиболее профессиональны, в том числе по сравнению с судьями нижестоящих инстанций?

— Думаю, что такое утверждение не полностью справедливо, хотя в суде кассационной инстанции работают судьи с большим стажем и опытом судейской работы. В конкурсах на замещение вакантных должностей также участвуют кандидаты с опытом судейской работы в первой или апелляционной инстанции. В связи с этим есть возможность выбора наиболее достойной кандидатуры.

— Как правило, судебные акты кассационных судов в России достаточно лаконичны, тогда как в странах англо-американской правовой системы решения судов по делам, которые уже прошли стадию рассмотрения по существу, чрезвычайно подробны, суд входит в коммерческие, технические детали спора. Насколько этот подход Вам близок?

— Требования к содержанию постановлений кассационных судов содержатся в Aрбитражном процессуальном кодексе. Из постановления кассационной инстанции должно быть понятно, в чем состоит существо спора, суть обжалуемых судебных актов и несогласие с ними заявителя жалобы.
Критерием качества должна выступать ясность изложения мотивов, которыми руководствовался суд кассационной инстанции при принятии судебного акта. У меня, к сожалению, нет возможности изучать все постановления, которые выносит ФАС МО, но из тех постановлений, с которыми я знакомлюсь, не следует, что их можно назвать лаконичными. Они достаточно мотивированны, отвечают принципам определенности и полноты судебного акта.

— На практике наибольшей лаконичностью отличаются судебные акты по принятию обеспечительных мер. Судья зачастую не стремится обосновать отказ в их принятии, что затрудняет оспаривание принятого акта в апелляционной инстанции.

— Это справедливо по отношению далеко не ко всем судебным актам. Судьи ФАС МО при подготовке постановлений всегда учитывают тот факт, что на эти постановления опираются нижестоящие инстанции не только Московского региона, но их читают и в судах других арбитражных округов. Причем постановления ФАС МО изучают не только суды, но и юристы в своей практике. Кстати, мы тоже, сверяя свою позицию c позицией других округов, изучаем постановления других кассационных судов.

— Формально кассация не вправе принимать доказательства, но на практике достаточно часто встречается ситуация, когда новые доказательства не приобщаются к делу, но изучаются судом и неизбежно влияют на его усмотрение по данному делу. Насколько это корректно, с Вашей точки зрения?

— Суд кассационной инстанции не вправе принимать какие-либо дополнительные доказательства по делу. Но вместе с тем зачастую сторонами в ходе судебного заседания представляются документы в подтверждение доводов и возражений по кассационной жалобе, а также обстоятельств, имеющих процессуальное значение, в том числе возникших на стадии кассационного производства. Дополнительные доказательства всегда возвращаются лицам, их представившим, непосредственно на судебном заседании либо определением суда после него. Однако их квалификация в качестве новых доказательств и документов, имеющих отношение к делу, требует их обозрения. Таким образом, процессуальных нарушений отсюда не следует.

— По закону определения суда кассационной инстанции могут быть обжалованы, при этом их пересмотр осуществляется тем же судом, но в ином составе. Насколько данная мера эффективна? Не похож ли этот порядок на порядок пересмотра решений суда первой инстанции в период, когда апелляционных судов еще не существовало?

— Эффективность работы данного механизма подтверждена наличием устойчивого количества жалоб, а также количеством отмененных определений суда в порядке ст. 291 АПК РФ. Это говорит о том, что обжалование не безнадежно и желание обжаловать определения кассации у сторон не пропадает.

— На Ваш взгляд, насколько эффективен институт арбитражных заседателей? И как Вы относитесь к идее привлечения присяжных заседателей к рассмотрению экономических споров, как это практикуется в иностранных юрисдикциях?

— В кассационной инстанции дела с участием арбитражных заседателей не рассматриваются, однако при рассмотрении дел в первой инстанции данный институт используется сторонами.
Рассмотрение экономических споров с участием коллегии присяжных заседателей, на мой взгляд, нецелесообразно, поскольку основной задачей присяжных является заключение о факте совершения лицом деяния и его вины, а в арбитражном процессе первостепенное значение имеют не сами по себе факты и тем более не вопросы вины, а правовая квалификация отношений сторон и возникших у них притязаний. Да и какой факт смогли бы установить присяжные — соответствует ли договор закону или нет? Более эффективным будет принятие поправок в АПК РФ, направленных на привлечение арбитражных заседателей с учетом их профессиональной специализации, что обеспечит более активное участие заседателей в процессе. Кроме того, ряд поправок в АПК РФ направлен на исключение возможности использования института арбитражных заседателей для затягивания рассмотрения дела.

— Считаете ли Вы правильным введение в арбитражный процесс института судебного запроса? С такой инициативой, как известно, выступил в свое время Высший Арбитражный Суд.

— Я думаю, что эта инициатива положительно повлияет на стабильность правосудия. Если суд первой инстанции, выявив проблему, сможет обратиться в ВАС РФ с процессуальным запросом, то спорящим сторонам не нужно будет ждать год, пока дело пройдет все судебные инстанции. Вопрос состоит в кадровой обеспеченности ВАС РФ сотрудниками, отвечающими на эти процессуальные запросы, так как нагрузка в ВАС РФ у судей и сотрудников аппарата сейчас достаточно высока. Кроме того, необходимо установление критериев для определения дел, по которым может направляться процессуальный запрос.

— Насколько, с Вашей точки зрения, теоретически и практически оправданны иски о признании недействительными ничтожных сделок? Права или интересы защищаются данными исками? Обоснованно ли применение к ним сроков исковой давности?

— ГК РФ не предусматривает такого способа защиты права, как признание недействительной ничтожной сделки, но судебная практика допускает заявление таких исков; таким образом, правила об оспоримости и ничтожности сделок сближаются. Срок исковой давности по ничтожным сделкам сокращен до трех лет и в достаточной степени гарантирует права сторон. Стороны активно используют такой способ защиты, на мой взгляд, потому, что суд не просто констатирует очевидный факт недействительности ничтожной сделки, а рассматривает сложные случаи, связанные с квалификацией таких сделок. Вы помните, что еще совсем недавно на повестке дня остро стоял вопрос о неопределенности норм ГК РФ, устанавливающих основания, по которым сделка признается недействительной, в частности норм ст. 169 ГК.

— Валерия Борисовна, как Вы можете охарактеризовать качество и доступность юридического образования в современной России?

— Юридическое образование сейчас доступно, многие платные вузы принимают студентов даже не на конкурсной основе; юристов с дипломами очень много. Качество юридического образования зависит не только от некачественного обучения в вузе, как это принято сейчас считать, но и от несовершенства действующего законодательства, его чрезвычайно быстрого изменения и огромного количества противоречивых законов. Мне кажется, в таких условиях сложно организовать процесс подготовки юридических специалистов. Признанными юридическими школами считаются юридический факультет Санкт-Петербургского университета, МГУ. Но, кстати, я бы не хотела проводить прямых параллелей между статусом вуза, в котором работник получил образование, и качеством его работы: все больше зависит от личных качеств работника и от того, зачем изначально он шел в вуз, за «корочкой» или за знаниями.

— В организационной структуре ФАС МО у председателя предусматривается наличие трех заместителей. Как распределены между ними функции?

— Два заместителя являются руководителями коллегий — административной и гражданской, и один заместитель курирует хозяйственные вопросы. Я курирую непосредственно отдел обобщения судебной практики и отдел кадров. С недавнего времени в ФАС МО введена должность администратора — руководителя аппарата суда. Со временем вопросы по организационному обеспечению суда могут быть переданы руководителю аппарата целиком, и руководители суда смогут больше времени уделять судебной работе, рассмотрению дел, нас же от этого никто не освобождал. Пока же подразделения аппарата суда находятся в совместном ведении председателя, заместителей и руководителя аппарата.

— Какие профессиональные качества Вы в первую очередь цените в судьях?

— Судья должен служить закону. Как и в любой работе, здесь важны профессионализм и ответственность. Но судья — это особая профессия. Моральные качества здесь должны быть на очень высоком уровне. Безупречная профессиональная и моральная репутация — это главное, что я ценю в судьях.

— Как осуществляется методическое взаимодействие с другими арбитражными судами?

— В Федеральном арбитражном суде Московского округа применяются различные формы взаимодействия между судами первой, апелляционной и кассационной инстанций, сложился определенный опыт такой работы.
Обзоры судебной практики, подготовленные в ФАС МО, направляются в суды Московского региона для замечаний и предложений, а затем выносятся на обсуждение на Президиум Федерального арбитражного суда Московского округа. Представители судов первой, апелляционной инстанций приглашаются для участия в работе Президиума ФАС Московского округа. С чем-то суды соглашаются, с чем-то спорят, но это нормально. В спорах рождается истина.
При Федеральном арбитражном суде Московского округа создан Научно-консультативный совет, в задачу которого входит подготовка научно обоснованных рекомендаций по вопросам, связанным с применением законов и иных нормативных правовых актов судами региона, и разработка предложений по их совершенствованию. В состав Научно-консультативного совета, являющегося совещательным органом, входят как ученые, так и представители судов Московского региона.
Для оперативного обсуждения спорных вопросов применения норм процессуального права создана Рабочая группа, в которую входят как представители ФАС МО, так и судов региона. То есть все вопросы правоприменения обсуждаются с судами округа. Здесь мы единомышленники.
В настоящее время в судах Московского региона сложился определенный опыт по кадровому взаимодействию. Судьи, имеющие опыт работы в судах нижестоящих инстанций, при объявлении Высшей квалификационной коллегией судей РФ об открытии вакантных должностей в федеральном арбитражном суде округа подают заявления и соответствующие документы для участия в конкурсе. Такая практика способствует комплектованию судейского корпуса окружных судов высококвалифицированными опытными судьями. ФАС МО взаимодействует не только с арбитражными судами Московского региона, но и с окружными арбитражными судами иных регионов. Суды округов приглашают друг друга к участию в работе научно-консультативных советов. Ежегодно председатели окружных арбитражных судов проводят совещания по обмену опытом.

— Как Вы оцениваете создание нового органа — дисциплинарного судебного присутствия? Какие еще функции помимо рассмотрения жалоб на лишение судей полномочий за совершение ими дисциплинарных проступков можно в будущем отнести к его компетенции?

— Создание дисциплинарного судебного присутствия могу оценить положительно. Однако необходимы точные нормы о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности, процедура привлечения к дисциплинарной ответственности и критерии нарушений. Все эти меры в совокупности приведут к большей независимости судей.

— Как Вы относитесь к наделению помощников судей процессуальными полномочиями?

— Поддерживаю эти предложения. Думаю, что помощника судьи можно наделить полномочиями выносить определения, не затрагивающие существо спора, например об оставлении кассационной жалобы без движения, об отсрочке уплаты госпошлины, о возврате излишне уплаченной госпошлины, о возврате второй кассационной жалобы, поданной после завершения кассационного производства. Мы видели это в судах в Америке, да и в других странах это широко используется. Судья должен рассматривать споры, а простые процессуальные действия мог бы взять на себя помощник.

— Высказывались инициативы о проведении помощниками судей предварительных судебных заседаний, консультаций между сторонами для экономии времени судьи и сторон.

— Очевидно, для судов первой инстанции это правильно. Это позволит экономить время судьи и подготовить помощника к тому, к чему он стремится, — занятию должности судьи, привить ему соответствующие профессиональные навыки.

— Вы «за» или «против» предоставления судьям большей свободы усмотрения?

— Вы, наверное, имеете в виду ряд инициатив, которые направлены на внесение изменений в ГК РФ, касающихся возмещения причиненного вреда и убытков. Возмещение убытков — хорошая мера ответственности. Но на практике собрать доказательства и обосновать их размер бывает невозможно. В настоящее время взыскать убытки в судебном порядке невероятно сложно. Есть разные пути выхода из этой ситуации. Есть предложения ввести норму, позволяющую сторонам заранее оценивать возможные убытки в договоре. К чему это может привести? К тому, что одна сторона, более сильная, может навязывать условия другой. Есть другой вариант: предоставить суду право определить размер убытков, когда стороне затруднительно его обосновать. Проблемы с применением подобных норм возникали.
Я доверяю судьям и не против того, чтобы предоставить судье больше свободы усмотрения. Главное, чтобы это не привело к непредсказуемым результатам судебного разбирательства.
Если у сторон будут возникать сомнения в обоснованности решения из-за разбросов в судебной практике, то это может повлечь в целом рост недоверия сторон к судебному решению.

— Повлиял ли мировой финансовый кризис на работу ФАС МО в части роста числа кассационных жалоб?

— По итогам 9 месяцев нагрузка суда округа увеличилась незначительно по сравнению с аналогичным периодом 2008 г. Таким образом, можно констатировать снижение процентного показателя обжалуемых судебных актов на фоне увеличения количества рассмотренных дел судами первой и апелляционной инстанций. Также уменьшился процент отмен судебных актов нижестоящих судов от числа рассмотренных ими дел при сохранении количественного показателя на том же уровне. Вызвано это скорее всего увеличением в условиях экономического кризиса количества бесспорных дел, иски по которым направлены на получение исполнительного листа, в связи с чем логично, что за кассационным обжалованием по таким делам стороны не обращаются.

— Как Вы относитесь к предложениям об объединении высших судебных инстанций — ВАС РФ и ВС РФ?

— Если это делать для единообразия практики, логичнее выпускать совместные постановления и обзоры практики, чем начинать большую работу, связанную в том числе с изменением Конституции РФ. Совместные постановления пленумов работали бы положительно и для достижения единства практики между судами и устранили бы споры по подведомственности. Существование арбитражных судов оправданно, действуют они эффективно и квалифицированно рассматривают споры в области предпринимательства. Даже в случае объединения судов проблемы единообразия практики останутся — только споры будут между практикой, допустим, судебных коллегий общей юрисдикции и арбитражной.

— Должны ли быть специальные учебные программы на юридических факультетах вузов для будущих судей?

— Я сторонник подготовки юристов широкого профиля. Для вновь назначенных судей существуют курсы повышения квалификации и образовательные программы.

Вернуться в список
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Закон